aif.ru counter
22

Архангельская обл. Кто наживается на российской бумаге?

Северный российский лес очень ценится на Западе. Несмотря на транспортные издержки, иностранцы готовы платить за него по 25 долларов за кубометр. Там его превращают в прекрасную мебель и отличную мелованную бумагу. Мы решили воочию увидеть, как заготавливают наш лес и во что его перерабатывают. Для этого отправились в Архангельскую область на Котласский целлюлозно-бумажный комбинат.

СЕВЕРНЫЙ российский лес очень ценится на Западе. Несмотря на транспортные издержки, иностранцы готовы платить за него по 25 долларов за кубометр. Там его превращают в прекрасную мебель и отличную мелованную бумагу. Мы решили воочию увидеть, как заготавливают наш лес и во что его перерабатывают. Для этого отправились в Архангельскую область на Котласский целлюлозно-бумажный комбинат.

Лесоруб с джойстиком

НАШ "пазик" продирается по грунтовке к месту, где валят лес. "Когда пойдут дожди, здесь, кроме как на тракторе или "КамАЗе", не проедешь", - рассказывает директор по лесопромышленному комплексу Котласского ЦБК Иван Шевелатов.

К нашему удивлению, мы увидели машину, похожую на гибрид экскаватора с мощным тягачом и чем-то вроде гигантской точилки для карандашей. Этим приспособлением она словно травинку срезала дерево и тут же очищала от сучков. На всю операцию уходило не более двух минут. "Машина эта называется "Харвестор", - объясняет Иван Шевелатов. - Мы в прошлом году купили у финнов 8 таких. Планируем приобрести еще 25 штук. Она одна заменяет 6 бригад лесорубов по 5 человек и окупается за два с половиной года. По сравнению с традиционной валкой леса производительность увеличивается в 10 раз". А как же русские морозы? Оказалось, что и температура -30°С "Харвесторам" нипочем. Проблема возникла с поиском водителей. Часть операторов пришлось сколотить из водителей лесовозов, а остальных добрали из числа летчиков соседнего авиаполка. Из 100 претендентов отобрали только 24, которых затем отправили на стажировку в Финляндию.

"Много ли платят?" - интересуюсь я. "10-15 тысяч рублей в месяц, смотря, сколько леса заготовишь, - отвечает оператор "Харвестора" Игорь Гладких. - Только первое время трудно было к джойстику привыкнуть. Я ведь раньше огромную "баранку" лесовоза крутил". А в остальном, говорит, нормально. В кабине музыка, комаров вообще нет. Не то что лесорубы зимой по пояс в снегу лес валят. Да еще от бензопил "Дружба", "Урал" вибрационную болезнь зарабатывают. Это когда руки постоянно трясутся так, что ложку супа в рот не возьмешь. Поэтому здесь, в Коряжме, все отечественные пилы заменили на немецкие и шведские.

"На самом деле на экспорт идет лишь десятая часть леса, - говорит исполняющий обязанности гендиректора Котласского комбината Александр Поздняков. - Остальные 90% мы перерабатываем в целлюлозу, картон, упаковочные материалы".

Обойти пешком территорию комбината просто нереально. В одних только штабелях леса можно легко заблудиться. Это место называется "лесная биржа". Причем 40 тысяч кубов (600 железнодорожных вагонов) заготовленной древесины комбинату хватит лишь на 3 дня.

Отсюда лес на грузовиках и по водным каналам доставляют в цеха. Чтобы не возникало заторов, вдоль ручья ходит вооруженный багром запонщик.

В цехах пришлось лавировать между различными барабанами, котлами, бассейнами. На одни наматывается картон, на другие - целлюлоза.

Made in Russia

РАБОЧИХ практически не видно. Большинство процессов автоматизировано. Например, мне удалось поговорить лишь с женщиной, которая клеила на брикеты упакованной целлюлозы листовки с надписью "Export. Made in Russia". Получает она 5000 рублей в месяц. "Эту целлюлозу очень любят немцы, потому что отбеливается она по новой технологии без применения хлора", - говорит Татьяна. Немецкие врачи установили, что остатки хлора в обычной бумаге могут вызывать онкологические заболевания. Кстати, в России Котласский комбинат - единственный, который перешел на эту экологически безопасную технологию.

- А как же мы? Почему все хорошее идет сразу на Запад? - спрашиваю Александра Позднякова.

- В России катастрофически не хватает заводов по производству бумаги. Вот и приходится вывозить целлюлозу за границу, а потом покупать по сути нашу бумагу у финнов. Вы посмотрите, почти все журналы печатаются в Финляндии. Мы даже не можем обеспечить себя туалетной бумагой. Кстати, это самый неудовлетворенный сектор рынка.

- Ну а почему бы не построить здесь завод, раз так остро не хватает бумаги?

- Для этого нужны долгосрочные инвестиции как минимум лет на 10. А кто сейчас вложит в Россию деньги на такой срок, где до сих пор некоторые олигархи не брезгуют практикой захвата предприятий и устраивают черные переделы собственности?

О кружках и постельном белье

А КОМБИНАТ для города Коряжмы означает почти все. Ведь на нем работает больше половины трудоспособного населения. Это так называемое градообразующее предприятие.

Когда в 1997 году на комбинат пришла крупнейшая лесная компания "Илим Палп", предприятие лежало на боку. Из-за низких мировых цен на целлюлозу оно лишилось оборотных средств.

"Предприятия района утонули в неплатежах, рабочие регулярно проводили забастовки и объявляли голодовки, - рассказывает глава Вилегодского района Василий Байбородин. - Дошло до того, что люди шли в больницы со своими кружками и постельным бельем. А в бюджете была огромная черная дыра. Ведь он на 75-80% наполняется налогами леспромхозов, которые принадлежат комбинату".

Нынче налоговые поступления от лесохозяйств постоянно растут. В прошлом году их поступило 54 млн. рублей, а в этом только за первое полугодие - 72 млн. рублей.

В самом же городе комбинат несет на себе огромную социальную инфраструкту и, по словам мэра Коряжмы Валерия Мальчихина, содержит стадион, бассейн олимпийского стандарта, дом культуры, профилакторий, участвует в строительстве просторного больничного комплекса. В 2001 году только на льготы и социальные нужды рабочих израсходовано свыше 100 млн. рублей.

Когда ехали по городу, в глаза бросилось огромное количество автомобилей на улицах для такого небольшого городка с населением чуть больше 40 тысяч человек. Оказывается, что в 1997 году "Илим Палп" выкупал у населения акции комбината, полученные от приватизации, по рыночной цене. На эти деньги семья из трех человек вполне могла купить машину. И местные гаишники называли трассу Москва - Коряжма Великим автомобильным трактом.

Впрочем, вывести комбинат в число лидеров отрасли обошлось компании "Илим Палп" недешево. За последние пять лет в предприятие было вложено 80 млн. долларов, и до 2007 года планируется инвестировать еще 297 млн. долларов. На модернизацию производства, закупку нового оборудования, в частности тех же "Харвесторов". Зато теперь комбинат приносит хороший доход. Его рентабельность достигает 30%, а годовой оборот равен 7 млрд. рублей.

Если так пойдет и дальше, то, может быть, в скором времени и на наших прилавках появится бумага с надписью "chlorine free"?

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что известно об актере Викторе Власове?
  2. Можно ли одновременно эффективно работать и сидеть в гаджетах?
  3. В каких странах опасно пить воду из-под крана?